Чем грозит чрезмерная гибкость у детей опасности дисплазии — Как проявляется у детей дисплазия соеди

Синдром гипермобильности суставов: диагностика и лечение пациентов в амбулаторной практике

В статье представлен обзор методов диагностики, лечения синдрома гипермобильности суставов, которые можно применять в амбулаторной практике с учетом приоритетных проблем пациента.

The article presents an overview of the methods of diagnosis, treatment joint hypermobility syndrome, which can be used in ambulatory practice based on the priority problems of the patient.

Гипермобильность суставов (ГМС) — это состояние, при котором амплитуда движений в суставах превышает норму [13]. Если избыточная подвижность суставов сочетается с мышечно-суставными симптомами, это говорят о синдроме гипермобильности суставов (СГМС).

Клиническая картина синдрома гипермобильности суставов

Характерными проявлениями являются мышечно-суставной болевой синдром, рецидивирующие подвывихи, вывихи суставов. С возрастом, несмотря на то, что гипермобильность уменьшается, многие симптомы сохраняются и в некоторых случаях усугубляются [12]. Существует гипотеза о том, что боль является результатом микротравматизации мягких тканей или перегрузки гипермобильного сустава. Самыми уязвимыми структурами являются ахиллово сухожилие, голеностопный сустав, вращательная манжета плеча, латеральные и медиальные надмыщелки, поясничный и шейный отделы позвоночника [10, 13].

Пациенты с синдромом гипермобильности суставов избегают различные виды физической активности из-за страха усиления боли и повреждений суставов, что связано с неправильным стереотипом движений. Это приводит к нарушениям биомеханики мышечно-скелетной системы, детренированности, снижению тонуса мышц [14].

Внесуставные проявления включают чрезмерную растяжимость, ранимость кожи, дисфункцию вегетативной нервной системы, варикозное расширение вен, склонность к образованию гематом, урогенитальный пролапс, синдром Рейно, невропатии, фибромиалгию, низкую плотность кости, тревожность и панические состояния, депрессию [1, 5, 7].

Синдром гипермобильности суставов при своевременной диагностике и правильной тактике лечения имеет благоприятный прогноз. Однако плохая выявляемость гипермобильности суставов и, как следствие, отсутствие необходимого лечения приводит к тому, что боль становится хронической. Рецидивирующие микротравматизации при гипермобильности суставов приводят со временем к воспалительным и дистрофическим изменениям в суставах с инвалидизирующими последствиями [11, 18].

Диагностика синдрома гипермобильности суставов

В клинической практике для выявления гипермобильности суставов используются критерии Бейтона (табл. 1). Однако данные критерии часто не подтверждают гипермобильность, в то время как в других суставах у пациента с мышечно-суставной болью имеет место чрезмерная подвижность [8]. Критерии Ротеса (табл. 1) позволяют оценить подвижность в большем количестве суставов, но их использование в амбулаторной практике ограничено, поскольку они занимают много времени и требуют навыка применения гониометра [19]. Нами разработан «Способ диагностики гипермобильности суставов в амбулаторной практике» [3], который легко воспроизводим, имеет высокий уровень чувствительности (92%) и специфичности (97%) (табл. 1). В том случае, когда с возрастом гипермобильность уменьшается, можно использовать опросник, предложенный Хакимом и Грэхемом [15] (табл. 2).

Для установления синдрома гипермобильности суставов используются Брайтонские критерии, представленные в табл. 3 [19].

Программа курации пациентов с синдромом гипермобильности суставов

Для каждого пациента выделяют приоритетные проблемы, ставят ближайшие и отдаленные цели лечения. Весь процесс восстановительного лечения может состоять из различных подходов, в зависимости от преобладающих симптомов (рис. 1).

В случае неосложненного течения, когда основным синдромом является мышечно-суставная боль умеренной интенсивности, основу лечебных мероприятий составляет лечебная физкультура, коррекция образа жизни с обучением правильной модели движений и рациональная психотерапия [6, 20].

Основной частью лечения пациентов с синдромом гипермобильности суставов является укрепление мышц, окружающих проблемные суставы. В первую очередь необходима тренировка трапециевидных мышц, поперечных мышц живота, мышц бедра. В случае если боль связана с движением, то пациентам рекомендуется выполнять статическое напряжение мышц с минимальным движением в суставах (изометрические нагрузки). Если мышечно-суставная боль связана с гиподинамией и длительными статическими позами, то показано сочетание изометрических и изокинетических видов нагрузок, когда напряжение мышц осуществляется с движением в суставах. С целью улучшения проприоцептивного чувства следует использовать ортезирование, гимнастический мяч и балансирующую доску. Во время выполнения этих упражнений для улучшения контроля над движениями желательно использовать зеркала. Занятия в бассейне позволяют укрепить все основные группы мышц с одновременным снятием осевой нагрузки с суставов и позвоночника. Все перечисленные выше виды тренировок направлены на увеличение мышечной силы, а не объема мышц. Ключевую роль имеет увеличение тонуса мышц и нейромышечной координации [6, 20].

Комплекс упражнений также должен включать аэробные нагрузки, направленные на тренировку кардиореспираторной системы. Подходящей нагрузкой является ходьба начиная с 10–15 минут и постепенным увеличением дистанции и скорости движения. Частота аэробных нагрузок должна составлять 3–4 раза в неделю. Клинически установлено, что ежедневные тренировки небольшой интенсивности эффективны для пациентов с синдромом гипермобильности суставов [17]. Частота сердечных сокращений (ЧСС), достигаемая во время нагрузки, рассчитывается по формуле ЧСС = (220 – возраст) × 0,6. У пациентов с синдромом гипермобильности суставов более интенсивные тренировки могут привести к утомлению и, как результат, ослаблению динамического нейромышечного контроля, травмам и боли. Кроме того, ходьба улучшает проприоцепцию, осанку, стабилизирует суставы, испытывающие основную нагрузку [16].

Формирование корректной модели движений заключается в акцентировании внимания пациента на участках мышечно-суставной системы, уязвимых при физических нагрузках. Лицам с гипермобильностью суставов следует не допускать избыточного переразгибания суставов при выполнении различных движений, подъеме и переносе тяжестей. Существуют некорректные позы, которые могут спровоцировать или усилить мышечно-суставной болевой синдром: 1) положение сидя с фиксацией гиперкифозом грудного отдела позвоночника к опоре (рис. 2А); 2) положение сидя с вытянутыми ногами без поддержки коленных суставов (рис. 2Б); 3) положение сидя с опорой на латеральный край стопы (рис. 2В); 4) поза сидя с повернутыми под ягодицы ногами (рис. 2Г); 5) сидя по-турецки (рис. 2Д); 6) положение стоя с переразгибанием коленных суставов и усилением лордоза поясничного отдела позвоночника (рис. 2Е); 7) положение кисти во время сна (рис. 2Ж); 8) положение кисти при подъеме груза (рис. 2З) [9].

Повседневная активность, такая как проведение ремонта, садоводческие работы, копка, уборка пылесосом, может быть причиной появления боли. В течение дня полезны регулярные перерывы с выполнением мягких круговых движений в суставах и потягиваний, чередование разных видов физической активности, коррекция осанки. Во время покупок следует ограничивать вес сумок и равномерно распределять нагрузку на обе руки. В длительных поездках на транспорте полезна разминка в виде простых движений в суставах или ходьбы по салону поезда, самолета [20].

В повседневную активность рекомендуется включить плавание, а также такие разновидности гимнастики, как пилатес, тай-цзи, цигун, различные виды йоги, танцы. Любой вид физической активности должен доставлять удовольствие, не вызывать боли и быть адекватным для каждого пациента [20].

Пациентам с синдромом гипермобильности суставов не рекомендуются интенсивные тренировки с избыточной нагрузкой на связки и сухожилия, контактные виды спорта [18].

Дополнительно в программу лечения включается мануальная терапия, массаж с применением щадящей техники, так как кожа у этих пациентов может быть легко ранима [12].

Боль на фоне повышенного уровня тревоги может сопровождаться кинезифобией, что приводит к детренированности мышц [18]. В этом случае в программу лечения необходимо включить рациональную психотерапию, которая представляет собой беседу с пациентом о механизмах возникновения мышечно-суставной боли и ее доброкачественном течении при правильном выполнении физических упражнений и повседневных нагрузок.

В случае осложненного течения, которое проявляется острой болью, вывихами, подвывихами, тендинитами, бурситами, проводится стандартное лечение [20]. Для купирования острой боли показаны нестероидные противовоспалительные препараты внутрь и/или наружно, электромиостимуляция мышц, окружающих проблемные. При периартикулярных поражениях (тендиниты, энтезопатии, бурситы, туннельные синдромы) необходимо выяснить возможный провоцирующий фактор (неудобная обувь, избыточная нагрузка и т. д.) и исключить его. При грубой ортопедической патологии (рецидивирующие подвывихи, спондилолистез, hallux valgus, патология менисков) необходима консультация хирургов. Лечение пациентов с синдромом гипермобильности суставов старшего возраста с клиническими и рентгенологическими признаками полиостеоартроза по существу мало отличается от общепринятой терапии остеоартроза, включая применение хондропротекторов [1].

С учетом приоритетных проблем пациента с синдромом гипермобильности суставов нами была разработана программа курации [2, 3] (рис. 2), с помощью которой врач в амбулаторных условиях может провести эффективное лечение пациентов с синдромом гипермобильности суставов.

Таким образом, курация пациентов с синдромом гипермобильности суставов — это длительный многокомпонентный процесс, требующий терпения, знаний и умений общепрактикующего врача.

Литература

  1. Беленький А. Г. Лечение гипермобильного синдрома // Русский мед. журн. 2005. № 24, т. 12. С. 1602-1606.
  2. Викторова И. А., Киселева Д. С., Коншу Н. В. Лечение больных с синдромом гипермобильности суставов // Сибирский мед. журн. 2011. № 1. С. 167–170.
  3. Викторова И. А. и др. Особенности ведения пациентов с синдромом гипермобильности // Мед. вест. Северного Кавказа. 2008. № 2 (10). С. 108–112.
  4. Викторова И. А., Киселева Д. С., Коншу Н. В. Диагностика гипермобильности суставов в амбулаторной практике // Российские медицинские вести. 2011. Т. XVI, № 1. С. 76–83.
  5. Насонова В. А. Международная декада, посвященная костно-суставным нарушениям // Русский мед. журн. 2000. № 2. C. 369–372.
  6. Шостак Н. А., Правдюк Н. Г., Магомедов Д. Н. Гипермобильный синдром: клиника, диагностика, подходы к терапии // Русский мед. журн. 2009. Т. 17, № 4. С. 288–290.
  7. Aktas I., Ofluoglu D., Albay T. The relationship between hypermobility and carpal tunnel syndrome // Abstracts of the 13 th European Congress of Clinical Neurophysiology. 2008. P. 131.
  8. Corben T., Lewis J. S., Petty N. J. Contribution of lumbar spine and hip movement during the palms to floor test in individuals with diagnosed hypermobility syndrome // Physiotherapy Theory and Practice. 2008. № 24 (1). P. 1–12.
  9. Ferrell W. R., Tennant N., Sturrock R. D. Amelioration of symptoms by enhancement of proprioception in patients with joint hypermobility syndrome // Arthritis & Rheumatism. 2004. № 10. P. 3323–3328.
  10. Ferrell W. R. Musculoskeletal reflex function in the joint hypermobility syndrome // Arthritis & Rheumatism. 2007. Vol. 57, № 7. P. 1329–1333.
  11. Gedalia A., Press J. Joint hypermobility and musculoskeletal pain // J. Rheum. 1998. № 25. P. 1031–1032.
  12. Gerley-Green S. Living with the hypermobility syndrome // Rheum. 2001. № 40. Р. 487–489.
  13. Grahame R. Joint hypermobility syndrome pain // Curr Pain Headache Rep. 2009. № 13. P. 427–433.
  14. Hakim A., Grahame R. Joint hypermobility // Best Practice & Research Clinical Rheumatology. 2003. Vol. 17, № 6. P. 989-10-04.
  15. Hakim A., Grahame R. A simple questionnaire to detect hypermobility: and adjunct to the assessment of patients with diffuse musculoskeletal pain // International J. of Clinical Practice. 2003. № 57 (3). P. 163–166.
  16. Hall H. G., Ferrell W. R., Sturrock R. D. The effect of the hypermobility syndrome on knee joint proprioception // B. J. Rheum. 1995. № 34. P. 121–125.
  17. O’Sullivan P. B. Lumbar segmental instability: clinical presentation and specific stabilizing exercise management // Manual Therapy. 2000. № 5. P. 2–12.
  18. Roussel N. A. Altered lumbopelvic movement control but not generalized joint hypermobility is associated with increased injury in dancers. A prospective study // Manual Therapy. 2009. № 14. P. 630–635.
  19. Simmonds J. V., Keer R. J. Hypermobility and hypermobility syndrome // Manual Therapy. 2007. № 12. P. 298–309.
  20. Simmonds J. V., Keer R. J. Hypermobility and hypermobility syndrome, part 2: assessment of hypermobility syndrom // Manual Therapy. 2008. № 13. P. 20–21.
Читайте также:  Менопур инструкция по применению, цена, отзывы на форумах, как колоть препарат

И. А. Викторова* , 1 , доктор медицинских наук, профессор
Д. С. Киселева*, кандидат медицинских наук
Г. М. Кульниязова**, доктор медицинских наук, профессор

* ГБОУ ВПО ОмГМА МЗ РФ, Омск
** ЗКГМУ им. М. Оспанова, Актобе, Казахстан

СИНДРОМ ГИПЕРМОБИЛЬНОСТИ СУСТАВОВ в общей практике

Синдром гипермобильности суставов (ГМС) — нередкая причина обращения за медицинской помощью пациентов в любом возрасте. Клинические проявления СГМС многообразны и могут имитировать другие, более известные заболевания суставов. В связи с недостаточным

Синдром гипермобильности суставов (ГМС) — нередкая причина обращения за медицинской помощью пациентов в любом возрасте. Клинические проявления СГМС многообразны и могут имитировать другие, более известные заболевания суставов. В связи с недостаточным знакомством с данной патологией врачей-терапевтов, а в ряде случае ревматологов и ортопедов правильный диагноз часто не устанавливается. Традиционно внимание врача обращается на выявление ограничения объема движений в пораженном суставе, а не определение избыточного объема движений. Тем более что сам пациент никогда не сообщит о чрезмерной гибкости, так как он с детства с ней сосуществует и, более того, часто убежден, что и все люди имеют такие же возможности. Типичны две диагностические крайности: в одном случае, в связи с отсутствием объективных признаков патологии со стороны суставов (кроме просматриваемой гипермобильности) и нормальными лабораторными показателями у молодого пациента определяют «психогенный ревматизм», в другом — больному ставят диагноз ревматоидного артрита или заболевания из группы серонегативных спондилоартритов и назначают соответствующее, отнюдь не безобидное лечение.

Что считать гипермобильностью суставов?

Среди многих предложенных способов измерения объема движений в суставах общее признание получил метод Бейтона, представляющий собой девятибалльную шкалу, оценивающую способность обследуемого выполнить пять движений (четыре парных для конечностей и одно для туловища и тазобедренных суставов). Бейтон предложил упрощенную модификацию ранее известного метода Carter и Wilkinson (1964). Движения представлены на рис. 1.

Рисунок 1. Изменение объема движений
1. Пассивное разгибание мизинца кисти более 90°.
2. Пассивное прижатие большого пальца кисти к внутренней стороне предплечья.
3. Переразгибание в локтевом суставе более 10°.
4. Переразгибание в коленном суставе более 10°.
5. Передний наклон туловища с касанием ладонями пола при прямых ногах.

Это простая и занимающая мало времени скрининговая процедура, получившая широкое распространение как в клинических, так и в эпидемиологических исследованиях. На основании ряда эпидемиологических работ были определены нормы подвижности суставов для здоровых людей. Степень подвижности суставов распределяется в популяции нормальным образом, то есть не по принципу «все или ничего», а в виде синусоидной кривой. Обычным для европейцев является счет по Бейтону от 0 до 4. Но средняя, «нормальная» степень подвижности суставов значительно отличается в возрастных, половых и этнических группах. В частности, при обследовании здоровых лиц в Москве в возрасте 16-20 лет среди женщин более половины, а среди мужчин более четверти демонстрировали степень ГМС, превышающую 4 балла по Бейтону. Таким образом, при отсутствии жалоб со стороны опорно-двигательного аппарата избыточная подвижность суставов в сравнении со средним показателем может рассматриваться как конституциональная особенность и даже возрастная норма. В связи с этим в педиатрической практике отсутствуют общепринятые нормы подвижности суставов — этот показатель значительно меняется в период роста ребенка.

Может ли избыточная гибкость суставов быть приобретена или это наследственная особенность?

Приобретенная избыточная подвижность суставов наблюдается у балетных танцоров, спортсменов и музыкантов. Длительные повторные упражнения приводят к растяжению связок и капсулы отдельных суставов. В этом случае имеет место локальная гипермобильность сустава (суставов). Хотя очевидно, что в процессе профессионального отбора (танцы, спорт) лица, изначально отличающиеся конституциональной гибкостью, имеют явное преимущество, фактор тренированности несомненно имеет место. Изменения в гибкости суставов наблюдаются также при ряде патологических и физиологических состояний (акромегалия, гиперпаратиреоидизм, беременность). Генерализованная ГМС является характерным признаком ряда наследственных заболеваний соединительной ткани, включающих синдром Марфана, несовершенный остеогенез, синдром Элерса–Данлоса. Это редкие заболевания. На практике врачу гораздо чаще приходится иметь дело с пациентами с изолированной ГМС, не связанной с тренировками и в ряде случаев сочетающейся с другими признаками слабости соединительно-тканных структур. Почти всегда удается установить семейный характер наблюдаемой ГМС и сопутствующей патологии, что свидетельствует о генетической природе наблюдаемого явления.

Определение синдрома гипермобильности суставов

Сам термин «синдром ГМС» принадлежит английским авторам Kirk, Ansell и Bywaters, которые в 1967 году обозначили таким образом состояние, при котором имелись определенные жалобы со стороны опорно-двигательного аппарата у гипермобильных лиц при отсутствии признаков какого-либо другого ревматического заболевания.

Последующие работы позволили конкретизировать нозологические границы данного синдрома, получившего определение «синдром доброкачественной гипермобильности суставов», в отличие от прогностически более тяжелых типов синдрома Элерса–Данлоса и других наследственных дисплазий соединительной ткани.

Последние, так называемые Брайтоновские критерии синдрома доброкачественной ГМС (1998) представлены в таблице. В данных критериях придается значение и внесуставным проявлениям слабости соединительно-тканных структур, что позволяет говорить о синдроме ГМС и у лиц с нормальным объемом движений в суставах (как правило, имеются в виду лица старшего возраста).

Распространенность синдрома гипермобильности суставов

Под синдромом ГМС понимают сочетание ГМС и каких-либо жалоб со стороны опорно-двигательного аппарата, обусловленных слабостью связочного аппарата. Истинная распространенность синдрома ГМС практически неизвестна. Конституциональная ГМС определяется у 7-20% взрослого населения. Хотя у большинства пациентов первые жалобы приходятся на подростковый период жизни, симптомы могут появиться в любом возрасте. Поэтому определения «симптоматичная» или «асимптоматичная» ГМС достаточно условны и отражают лишь состояние индивидуума с ГМС в определенный период жизни. Можно говорить о частоте выявления СГМС по данным отдельных клиник. Так, в одной из крупных европейских ревматологических клиник этот диагноз был установлен у 0,63% мужчин и 3,25% женщин из 9275 пациентов, поступивших на стационарное обследование. Но эти данные не отражают истинную картину, так как большинство пациентов с синдромом ГМС не нуждаются в стационарном лечении. По отечественным данным, доля пациентов с СГМС составляет 6,9% на амбулаторном приеме у ревматолога (Гауэрт В. Р., 1996). В связи с уже упоминавшимся недостаточным знанием врачей о данной патологии нередко эти пациенты регистрируются под другими диагнозами (ранний остеоартроз, периартикулярные поражения и т. д.).

Клинические проявления синдрома ГМС

Клиника СГМС многообразна и включает как суставные, так и внесуставные проявления, в общих чертах отраженные в упомянутых Брайтоновских критериях синдрома ГМС.

Читайте также:  Комбинированная терапия артериальной гипертонии – взгляд врача–терапевта Ершова А

Существенную помощь в диагностике оказывает внимательный сбор анамнеза. Характерным фактом в истории жизни пациента является его особая чувствительность к физическим нагрузкам и склонность к частым травмам (растяжения, подвывихи суставов в прошлом), что позволяет думать о несостоятельности соединительной ткани. Выявляемый методом Бейтона избыточный объем движений в суставах дополняет собственно клинические формы проявления СГМС.

Суставные проявления

  • Артралгия и миалгия. Ощущения могут быть тягостными, но не сопровождаются видимыми или пальпируемыми изменениями со стороны суставов или мышц. Наиболее частая локализация — коленные, голеностопные, мелкие суставы кистей. У детей описан выраженный болевой синдром в области тазобедренного сустава, отвечающий на массаж. На степень выраженности боли часто влияют эмоциональное состояние, погода, фаза менструального цикла.
  • Острая посттравматическая суставная или околосуставная патология, сопровождающаяся синовитом, теносиновитом или бурситом.
  • Периартикулярные поражения (тендиниты, эпикондилит, другие энтезопатии, бурсит, туннельные синдромы) встречаются у пациентов с СГМС чаще, чем в популяции. Возникают в ответ на необычную (непривычную) нагрузку или минимальную травму.
  • Хроническая моно- или полиартикулярная боль, в ряде случаев сопровождаемая умеренным синовитом, провоцируемым физической нагрузкой. Это проявление СГМС наиболее часто приводит к диагностическим ошибкам.
  • Повторные вывихи и подвывихи суставов. Типичные локализации — плечевой, пателло-фемолярный, пястно-фаланговый суставы. Растяжение связок в области голеностопного сустава.
  • Развитие раннего (преждевременного) остеоартроза. Это может быть как истинный узелковый полиостеоартроз, так и вторичное поражение крупных суставов (коленных, тазобедренных), возникающее на фоне сопутствующих ортопедических аномалий (плоскостопие, нераспознанная дисплазия тазобедренных суставов).
  • Боли в спине. Торакалгии и люмбалгии распространены в популяции, особенно у женщин старше 30 лет, поэтому трудно сделать однозначный вывод о связи этих болей с гипермобильностью суставов. Однако спондилолистез достоверно связан с ГМС.
  • Симптоматическое продольное, поперечное или комбинированное плоскостопие и его осложнения: медиальный теносиновит в области голеностопного сустава, вальгусная деформация и вторичный артроз голеностопного сустава (продольное плоскостопие), заднетаранный бурсит, талалгия, «натоптыши», «молоткообразная» деформация пальцев, Hallux valgus (поперечное плоскостопие).

Внесуставные проявления. Данные признаки закономерны, так как основной структурный белок коллаген, первично участвующий в описываемой патологии, также присутствует в других опорных тканях (фасции, дерма, стенка сосудов).

  • Избыточная растяжимость кожи, ее хрупкость и ранимость. Стрии, не связанные с беременностью.
  • Варикозная болезнь, начинающаяся в молодые годы.
  • Пролапс митрального клапана (до введения в широкую практику в 70-80-х годах эхокардиографии многие пациенты с синдромом ГМС наблюдались у ревматолога с диагнозом «ревматизм, минимальная степень активности» в связи с жалобами на боли в суставах и шумами в сердце, связанными с пролапсом клапанов).
  • Грыжи различной локализации (пупочные, паховые, белой линии живота, послеоперационные).
  • Опущение внутренних органов — желудка, почек, матки, прямой кишки.

Таким образом, при осмотре пациента с подозрением на СГМС, а это каждый больной молодого и среднего возраста с невоспалительным суставным синдромом, необходимо обращать внимание на возможные дополнительные признаки системной дисплазии соединительной ткани. Знание фенотипических проявлений синдрома Марфана и несовершенного остеогенеза позволяет исключить эти наследственные заболевания. В том случае если обнаруживаются явные кожные и сосудистые признаки (гиперэластичность кожи и спонтанное образование синяков без признаков коагулопатии), правомерно говорить о синдроме Элерса–Данлоса. Открытым остается вопрос дифференциальной диагностики синдрома доброкачественной ГМС и наиболее «мягкого», гипермобильного типа синдрома Элерса–Данлоса. С помощью Брайтоновских критериев это сделать невозможно, о чем авторы специально упоминают; в обоих случаях имеет место умеренное вовлечение кожи и сосудов. Ни для того, ни для другого синдрома не известен биохимический маркер. Вопрос остается открытым и будет, по-видимому, разрешен только с обнаружением специфического биохимического или генетического маркера для описываемых состояний.

Учитывая широкое распространение конституциональной ГМС в популяции, особенно среди молодежи, было бы ошибочным объяснять все суставные проблемы у данной категории лиц только гипермобильностью. Наличие ГМС отнюдь не исключает возможности развития у них любого другого ревматического заболевания, которым они подвержены с такой же вероятностью, как и лица с нормальным объемом движений в суставах.

Таким образом, диагноз синдрома ГМС становится обоснованным, когда исключены другие ревматические заболевания, а имеющиеся симптомы соответствуют клиническим признакам синдрома, логично дополняемым выявлением избыточной подвижности суставов и/или других маркеров генерализованного вовлечения соединительной ткани.

Лечение синдрома ГМС

Лечение пациента с синдромом ГМС зависит от конкретной ситуации. Разнообразие проявлений синдрома предполагает и дифференцированный подход к каждому отдельному пациенту. Важным моментом является объяснение в доступной форме причин его проблем с суставами («слабые связки») и убеждение пациента, что у него нет тяжелого заболевания, грозящего неизбежной инвалидностью. При умеренных артралгиях этого достаточно. Полезными будут рекомендации исключить нагрузки, вызывающие боли и дискомфорт в суставах. Решающими в лечении выраженных болей являются немедикаментозные методы, и в первую очередь — оптимизация образа жизни. Это предполагает приведение в соответствие нагрузок и порога их переносимости данным пациентом. Необходимо свести к минимуму возможности травм, что включает профессиональную ориентацию и исключение игровых видов спорта.

При упорных болях в одном или нескольких суставах используют эластичные ортезы (наколенники и т. п.). Очень важна своевременная коррекция выявляемого плоскостопия. При этом от врача требуются элементарные подологические знания — форма и жесткость стелек определяется индивидуально, от этого во многом зависит успешность лечения. Нередко удается справиться с упорными артралгиями коленных суставов единственно этим способом.

В обеспечении стабильности сустава существенную роль играют не только связки, но и окружающие сустав мышцы. Если путем упражнений повлиять на состояние связочного аппарата невозможно, то укрепление и повышение силы мышц — реальная задача. Гимнастика при синдроме ГМС имеет особенность — она включает так называемые «изометрические» упражнения, при которых происходит значительное напряжение мышц, но объем движений в суставах минимален. В зависимости от локализации болевого синдрома рекомендуют укреплять мышцы бедер (коленные суставы), плечевого пояса, спины и т. д. Полезно плавание.

Медикаментозная терапия применима как симптоматическое лечение при артралгиях. Так как боли при синдроме ГМС в основном имеют невоспалительную природу, то нередко можно видеть полное отсутствие эффекта от применения нестероидных противовоспалительных препаратов.

В этом случае большего результата можно добиться приемом анальгетиков (парацетамол, трамадол). Внутрисуставное введение кортикостероидов при отсутствии признаков синовита абсолютно неэффективно.

При периартикулярных поражениях (тендиниты, энтезопатии, бурситы, туннельные синдромы) тактика лечения практически не отличается от таковой у обычных пациентов. В умеренно выраженных случаях это мази с нестероидными противовоспалительными препаратами в виде аппликаций или компрессов; в более упорных — локальное введение малых доз глюкокортикостероидов, не обладающих местнодегенеративным действием (суспензия кристаллов метилпреднизолона, бетаметазона). Нужно отметить, что эффективность локальной терапии кортикостероидами в большой степени зависит от правильности постановки топического диагноза и техники выполнения самой процедуры.

Обратите внимание!

ГМС — распространенный ревматический синдром, не являющийся прогностически опасным, но вызывающий серьезные диагностические проблемы на практике. Пациент с предполагаемым синдромом ГМС требует от врача внимания к малозаметным деталям при сборе анамнеза и осмотре; необходимы знания и опыт в умении определить, насколько характер жалоб соответствует выявляемой необычной подвижности суставов. Лечение синдрома ГМС также имеет свою специфику и отличается от традиционной терапии других пациентов с заболеваниями суставов

Что сказать пациенту?

Важно объяснить пациенту в доступной форме причину его проблем с суставами («слабые связки») и убедить, что у него нет тяжелого заболевания, грозящего неизбежной инвалидностью. При умеренных артралгиях этого достаточно. Полезными будут рекомендации исключить нагрузки, вызывающие боли и дискомфорт в суставах; посоветовать свести к минимуму возможности травм, что включает соответствующую профессиональную ориентацию и исключение игровых видов спорта.

Гипермобильность суставов — болезнь или вариант нормы?

Сталкиваясь с болями в ногах из-за постоянных подвивихов, хруста и слабости мышц, пациенты зачастую не понимают, что это такое, гипермобильность суставов. Родители детей со слабым связочным аппаратом должны знать о режиме тренировок и запретах для физических нагрузок.

Что такое гипермобильность суставов

Гипермобильность означает, что некоторые или все суставы пациента имеют необычно большой диапазон движения. Люди способны сгибать конечности так, как другие не могут.

Чаще всего симптомам и лечению гипермобильности суставов не уделяется внимание врачей. Балерины, гимнасты и музыканты извлекают из этой особенности выгоду.

Медицинское название патологии — синдром доброкачественной гиперфункции.

Гипермобильность развивается у 5% населения, и диагностируется по общей оценке гибкости и баллам Бейгтона, когда количество равно 5 или более. Для суставной подвижности связки и сухожилия мышц, которые стабилизируют эти суставы, также должны быть эластичными.

Однако условия, влияющие на гипермобильность, отражаются на регуляции артериального давления, желудочно-кишечного тракта, репродуктивной системы, кровеносных сосудах.

Синдром Элерса-Данлоса относится к генетическим патологиям – дефектам синтеза коллагена. Он также вызывает гипермобильность наряду с отсутствием эластичности кожи – повышенной растяжимостью.

Диагностические критерии, способные отделить простую гиперподвижность суставов

от серьезных расстройств, неизвестны. Не изучалось влияние токсинов, пищевых пристрастий и бактерий в микробиоме кишечника на гиперфункцию.

С чем может быть связана

Врачи признают роль гипермобильности суставов у детей и взрослых и ее симптомов в патогенезе других состояний:

  • головной боли, боли в шее и позвоночника, других суставных патологий;
  • усталости, сонливости, головокружения;
  • проблемы с сердечным ритмом, аномалии сосудов, включая кавернозную гемангиому, аневризмы и инсульты, дилатации корня аорты и рассечение артерий;
  • заболевания почек;
  • аномалий репродуктивной системы;
  • потливости и синдроме Рейно.
Читайте также:  Почему после кормления смесью ребенок срыгивает Советы молодым мамам

Слабость суставов шеи и спины может быть вызвана резкими трастовыми манипуляциями мануальных терапевтов. Нервы и сосуды иногда повреждаются во время этих процедур. Чрезмерная гибкость соединительной ткани, которая коснулась суставов, может быть связана с аномалиями артерий, поставляющих кровь мозгу и другим частям тела.

Причины гипермобильности суставов

Суставная гипермобильность часто является генетической особенностью, влияющей на изменение типа коллагена. Этот белок составляет кожу, связки, фасции, которые покрывают мышцы, сосуды.

Если коллаген тоньше, то соединительные ткани будут хрупкими, а суставы – более свободными и эластичными. В результате увеличивается диапазон движения.

Гипермобильность – это симптом состояния, влияющего на соединительную ткань – синдрома Элерса-Данлоса. Генетическое заболевание влияет на суставные компоненты — капсулу и связки, сухожилия, соединяющие мышцы с костями, и фасциальные оболочки.

Причины гипермобильности суставов заключаются в измененном соотношении коллагена (типа I, II и III) в коже. Потому суставные аномалии сопровождают пороки сердечной ткани, гладкой мускулатуры в женской половой системе и желудочно-кишечном тракте.

Гипермобильность чаще всего встречается у детей, но уменьшается в возрасте 9-12 лет. У девочек-подростков пик наблюдается в 15 лет, затем гормональные изменения в период полового созревания влияют на подвижность.

Симптомы гипермобильности суставов у взрослых и детей

Помимо гипермобильности суставов пациенты испытывают множество других симптомов:

  • боль и тугоподвижность в суставах и мышцах;
  • щелчки в суставах;
  • разболтанность суставов;
  • вывихи и подвывихи;
  • усталость;
  • рецидивирующие растяжения;
  • запор и синдром раздраженного кишечника;
  • головокружение и обмороки;
  • тонкая или эластичная кожа.

Если эластичность тканей возникает наряду с такими симптомами, то появляется синдром суставной гипермобильности.

Чем опасна патология

Синдром гипермобильности касается здоровья пациента и рисков, связанных с ним:

  1. Головная боль вызвана нестабильностью шейного отдела. Решение проблемы с шейным отделом устраняет жалобы, в том числе нарушения сна. Аномалии кровеносных сосудов могут приводить к транзиторным ишемическим атакам, что вызовет головные боли.
  2. Дисфункции автономной нервной системы: проблемы с регуляцией артериального давления, которые приводят к головокружению и обморокам. Проблемы с усиленным потоотделением, с регуляцией кровотока в маленьких сосудах рук и ног. Возникают трудности с заживлением ран.
  3. Желудочно-кишечные проблемы: диспепсии и гастропарез связаны с низким уровнем кислотности. Синдром раздраженного кишечника чередуется с диареей и запором.
  4. Активация тучных клеток. Кожа легко краснеет при прикосновении и раздражении из-за чувствительных гистаминсодержащих тучных клеток, которые высвобождают гистамин, в том числе при приеме препаратов против головной боли.
  5. Аутоиммунные нарушения, такие как тиреоидит Хашимото, который провоцирует гипотиреоз, могут привести к воспалениям и нарушить регуляцию нервной системы.
  6. Эндометриоз и поликистоз яичников, болезненные менструации связаны с состоянием связок, соединительной ткани.
  7. Медленное заживление ран, растяжки на коже при отсутствии беременности или предыдущего ожирения.
  8. Боли в суставах и ранние артрозы из-за чрезмерного растяжения суставов.
  9. Мононевропатии, такие как синдром карпального канала и невропатии локтевого локтевого сустава, связаны с растяжением нервов под фасциальными тканями суставов.
  10. Нарушения дыхания во сне. Пациенты просыпаются с усталостью, тревожностью, страдают чрезмерной дневной сонливостью.

Как выявить

Практически во всем мире врачи определяют синдром гипермобильности по гибкости различных суставов.

Существует шкала Бейгтона, состоящая из пяти пунктов, по которой оценивается гибкость в суставах:

  1. Мизинец разгибается более чем на 90 градусов назад (1 балл).
  2. Локоть разгибается в обратную сторону (1 балл).
  3. Колено переразгибается при пассивном и активном (в положении стоя) разгибании (1 балл).
  4. Легко удается положить ладони на пол, наклоняясь вперед с прямыми ногами (1 балл).
  5. При сгибании большого пальца удается коснуться передней части предплечья (1 балл).

Как определить гипермобильность суставов у ребенка

Детскую проблему замечают по переразгибанию локтей во время ползанья, коленок – во время подъема на ножки. При сидении на полу у ребенка горбится спинка, и это не всегда повод для тренировки его осанки.

После 6-7 лет гипермобильность коленных суставов проявляется в положении стоя их переразгибанием, увеличенным поясничным лордозом и разворотом тазовых костей вперед.

При постановке диагноза применяют два основных критерия:

  • баллы по Бейгтону более 4/9;
  • боли в суставах продолжаются дольше 3 месяцев;
  • затронуто, как минимум 4 сустава.

Подозрение на патологию существует при набранных балах в пределах 1-3, атралгии и других критериях:

  • вывихи суставов в истории болезни;
  • признаки синдрома Морфана (длинные пальцы, проблемы с хрусталиком, врожденные пороки сердца);
  • поражение мягких тканей;
  • наличие растяжек;
  • пролапс органов, грыжи, варикозное расширение вен.

Для диагностики синдрома учитывают соблюдение нескольких требований, а именно наличие признаков:

  • двух основных;
  • 1 основного и 2 второстепенных;
  • 4 второстепенных;
  • 2 второстепенных признака, которые выявлены у родственников.

По шкале Бейгтона нужно учитывать оценки обеих конечностей, пальцев.

Методы лечения гипермобильности суставов

Цель физической терапии при синдроме гипермобильности заключается в работе со слабыми и атрофированными мышцами, улучшении контроля суставов для снижения боли.

Пациентов обязательно обучают жить с нормальными диапазоном суставов, чтобы предупредить их дальнейшую нестабильность и повреждение.

Усталость, беспокойство и депрессия тоже могут быть связаны с гипермобильностью, потому терапевт обязан стимулировать активный образ жизни с помощью упражнений.

У взрослых

Обязательные пункты для обучения взрослых пациентов с гипермобильностью:

  • изменение активности (сознательное активное участие пациента);
  • укрепление мышц вокруг суставов;
  • остеопатические манипуляции.

Активные упражнения по мобилизации: вращение плечами, руками, шеей, запястьями, наклоны, развороты корпусом.

Основные направления реабилитации:

  1. Упражнение с закрытой кинетической цепью помогают снизить нагрузку на суставы, увеличить проприоцептивную обратную связь и оптимизировать мышечное действие. Стабилизация мышц вокруг суставов помогает снизить боль во время движения. Выполняются стандартные упражнения: выпады, приседания.
  2. Проприоцепция для улучшения позиции суставов. Улучшение сенсорной обратной связи помогает выбрать биомеханически удобное положение конечностей, что снижает риск боли. Применяются упражнения на нестабильной опоре. Упражнения на координацию и баланс улучшают проприоцепцию: на балансировочной доске, мини-батуты, ходьба с закрытыми глазами, баланс одной ноги, работа на платформе-босу.
  3. Контроль нейтрального положения сустава. Сначала определяется аномальное положение в покое, затем постуральные мышцы переобучаются для определения аномального положения покоя симптоматических суставов. Постуральные мышцы динамически тренируются под паттерн ходьбы, наклоны, развороты.

Управление движением – цель обучения. Терапевт обучает пациента управлять отдельными мышцами и суставов концентрически и эксцентрически, статично и динамично.

У детей

Если слабость связочного аппарата является причиной проблем опорно-двигательного аппарата у детей, то проводится физиотерапия, обезболивание, укрепление мышц.

При наследственной суставной слабости рекомендуют избегать гиперэкстензии конечностей, воздействий и упражнений на сопротивление, чтобы снизить риск подвывиха и вывиха.

Детям стоит запретить контактные и травмоопасные виды спорта при гипермобильности суставов. Миофасциальное высвобождение достигается с помощью массажа и мягких остеопатических техник.

Плоскостопие на фоне гипермобильности связок обычно сопряжено с инвалидностью, риском артрозов. Если ребенок испытывает боль, то рекомендовано оперативное вмешательство. Но хирургия противопоказана лицам с синдромом Марфана, Дауна или Элерса-Данлоса.

Ортопедическая терапия помогает стабилизировать стопы и лодыжку, чтобы избежать травм и избежать необратимого повреждения суставов.

Прокатка теннисным мячиком, фоам-роллером помогает снизить напряжение в икроножных мышцах и сгибателях колена. По мнению доктора Комаровского – ребенку важна правильная обувь, которая позволяет стопе двигаться, а также физические нагрузки для укрепления мышц.

Пациентам советуют надевать наколенники и эластичные бинты во время любой физической активности для защиты суставов.

Нельзя еще больше растягивать слабые связки у ребенка, потому гимнастику и йогу лучше отложить до укрепления мышц.

Хирургические процедуры, как правило, помогают временно.

Слабые суставы у ребенка часто связаны с низким мышечным тонусом и вторичной нехватке карнитина в крови. Снижение уровня вещества связано с болями в суставах.

Карнитин, схожий с витаминами группы В, важен для метаболизма и энергетического обмена. Вещество помогает жирным кислотам проникать в клетки для окисления и высвобождения энергии. Участвует в выведении из тканей продуктов окислительных реакций, предотвращает разрушение оболочек клеток.

Для его синтеза нужны аминокислоты лизин и метионин, витамины С, В6, ниацин, железо. При нехватке белка в рационе и бедном разнообразии блюд снижается выработка карнитина

Недостаточность карнитина возникает на фоне:

  • нехватки аминокислот и кофакторов его синтеза;
  • бедный рацион;
  • снижение всасывания в двенадцатиперстной кишке;
  • нарушение функции почек.

При нехватке карнитина наступает мышечная слабость, нарушение функции сердечно-сосудистой системы. Для диагностики проводится анализ крови, а затем разрабатывается корректирующая диета.

Для выработки коллагена используют витамин С, магниевая соль, пиаскледин, хондропротекторы и аминокислоты (лизин, пролин). Компенсируют нехватку карнитина соответствующими добавками.

Гимнастика при гипермобильном синдроме

Гимнастика при гипермобильном синдроме включает коррекцию статики и динамики. Укрепляются основные постуральные мышцы: большие ягодичные, мышцы живота, длинные разгибатели шеи, широчайшие мышцы спины.

Необходимо обратить внимание на миофасциальный тренинг, в котором мышцы работают не изолировано, а в группах и отдельных повседневных движениях.

Заключение

Гипермобильность суставов зачастую не диагностируется с помощью медицинских тестов, которые выявляют генетическую природу болезни.

Пациенту необходимо самостоятельно обучаться беречь связки от переразгибания, укреплять мышцы, правильно выбирать виды спорта. Среди медикаментозных средств выбирается витаминная поддержка, карнитин в добавках, полноценное питание.

Ссылка на основную публикацию
Чем галлюцинация отличается от псевдогаллюцинации
Псевдогаллюцинации Псевдогаллюцинации – это возникающий образ в сознании человека при отсутствии реально наличествующего предмета восприятия. Характеризуются они конкретностью, чувственной определённостью....
Частота дыхания новорожденных — Medical Insider
Частота дыхания у детей: норма по возрастам Что это такое? Зачем измерять? Как измерять? Нормы Причины отклонения Что делать? Чего...
Частота сердечных сокращений (ЧСС) — Статьи — Хрустальное сердце
Какие показатели ЭКГ считаются нормальными: расшифровка результатов обследования Электрокардиограф с помощью датчика регистрирует и записывает параметры деятельности сердца, которые распечатываются...
Чем грозит чрезмерная гибкость у детей опасности дисплазии — Как проявляется у детей дисплазия соеди
Синдром гипермобильности суставов: диагностика и лечение пациентов в амбулаторной практике В статье представлен обзор методов диагностики, лечения синдрома гипермобильности суставов,...
Adblock detector